Крымчанам не понятна суть Союзного государства


03.04.2018

В результате формирования Союза государств России и Белоруссии появилось самое большое государство в мире, и с 2014 года в его состав входит и Крым. Об этом 2 апреля во время видеомоста «День единения народов России и Белоруссии», приуроченного к годовщине подписания Договора «Об образовании Сообщества России и Белоруссии» заявил заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин.

«Все-таки это чувство, что мы являемся действительно самым большим и одним из самых мощных государств в мире, представляется очень важным, даже для тех, кто совершенно правильно считает, что они живут в небольшом европейском государстве под названием Белоруссия», — заявил он.

Преимущества жизни в Союзном государстве подчеркнули и другие участники трехстороннего круглого стола в Москве, Минске и Симферополе, который был организован по инициативе журналистов Крыма, где проживает большая белорусская община.

Директор Института русского зарубежья Сергей Пантелеев напомнил, что в 90-е годы союз создавали слабая Белоруссия и слабая РФ. Сегодня, по прошествии столько времени, мы имеем сильную Белоруссию и сильную РФ, считает он. «Есть известная поговорка „Что имеем, не ценим, потерявши — плачем“. Наш союз основывается на том, что это не просто братские отношения, это отношения родных людей», — заявил Пантелеев.

Подчеркнув преимущества российско-белорусского союза, участники телемоста обратили внимание и на то, что в функционировании Союзного государства существует и ряд проблем, которые не удалось преодолеть за 22 года существования объединения России и Белоруссии. Для председателя Общественной палаты Республики Крым Григория Иоффе одним из моментов, который бросает тень на отношения двух государств, является отношение официального Минска к воссоединению Крыма с Россией.

«Я думаю, что не ошибусь, если скажу, что за четыре года нахождения Крыма в составе России мы полностью вошли в правовое пространство РФ. Но есть некоторые моменты, которые нам нужно еще осознать на опыте. В числе прочего, это касается и Союзного государства России и Белоруссии. Как известно, оно существует с 1996 года, но за те четыре года, что мы находимся в составе России, понять, что это такое, и какие у этого образования перспективы, нам, к сожалению, еще не удалось», — сказал он. По его словам, крымчанам легче было бы понять сущность Союзного государства, если бы с стороны Белоруссии они услышали что-то «более конкретное и основополагающее по отношению к российскому Крыму».

«Я не могу похвастаться тем, что понимаю, как к российскому Крыму относится официальная Белоруссия. Я знаю, что белорусский народ относится очень хорошо, знаю, что многие общественные организации — пророссийские, белорусские, молодежные, тоже относятся очень хорошо. А вот мнение официального Минска по поводу российского Крыма мы, к сожалению, так и не услышали», — заявил Иоффе.

По его словам, Крым очень ждёт этих слов, так как они показали бы, что «наше единство, которое мы сегодня отмечаем, строится на конкретных и очень знаковых и значимых делах».

Председатель Координационного совета руководителей белорусских общественных объединений российских соотечественников при посольстве Российской Федерации в Белоруссии Андрей Геращенко добавил, что нет никаких вопросов по поводу того, кому принадлежит Крым. «Другое дело, что существует большой товарооборот между Минском и Киевом, и здесь может проявляться определенная осторожность», — сказал он.

Второй потенциально спорный момент в российско-белорусских отношениях выделили журналисты в своих вопросах участникам телемоста. Должна ли Россия требовать от Белоруссии солидарности по отношению к тем странам, с которыми у нее напряженные отношения, например, к Англии, поинтересовались они.

Как отметила член комитета Совета Федерации по международным делам Ольга Тимофеева, Белоруссия — самостоятельная страна с самостоятельной внешней политикой. «Мы не можем ничего требовать, да и не должны, потому что здесь это тот вызов, на который отвечает непосредственно РФ, и вызов был брошен непосредственно РФ. А в отношений слаженности действий на международных площадках, естественно, согласованность политики двух государств существует», — утверждает она.

«Что бы не говорили, что мы, белорусы, хитрые, и хотим усидеть на двух стульях, надо сказать, что у нас есть один стул — это Белоруссия, — заявил по этому поводу первый заместитель председателя Либерально-демократической партии Белоруссии Олег Гайдукевич. — У нас есть Союз, у нас есть ЕАЭС. Мы их никогда не предаем. Но наша дипломатическая работа обязана вестись, как минимум, по двумя причинам. Первое — мы суверенное государство, хотя и в союзе с Россией. И второе — мы на границе с ЕС, мы на границе с Украиной. Мы обязаны работать с этими странами и выстраивать взаимоотношения. И третий момент самый главный: я убежден, что РФ будет налаживать отношения с Европой, потому что для ЕС этот конфликт не выгоден».

В ответ Григорий Иоффе заявил, что у Крыма тоже один стул — Республика Крым. «И мы уже четвертый год делим всех людей, все страны и всех политических деятелей на тех, кто принимает нас в качестве российского субъекта, и тех, кто не принимает. Там с белорусской стороны звучали некоторые слова об осторожности. Я хочу сказать — если бы у нас была осторожность в феврале и марте 2014 года, никакой Крымской весны бы не было. Осторожность в таких вопросах не очень хороша», — заявил он.

Иоффе очередной раз напомнил, что Крым очень остро воспринимают все эти моменты. «Если в Союзном государстве одна из его частей официально не высказывается в отношении статуса российского Крыма, ссылаясь на что угодно, в том числе на минский процесс, который я не стал бы так идеализировать, как это делали некоторые коллеги сегодня, то нужно взвесить, что важнее — нацистская Украина, которая плюет на минский процесс, или часть России — Крым, который ждет и ловит каждый сигнал со стороны Белоруссии, чтобы понять, правильно ли мы что-то сделали, или нет», — резюмировал Григорий Иоффе.