Помимо действующего соглашения о зоне свободной торговли с Вьетнамом, ЕЭК запустила семь новых переговорных процессов о различных соглашениях.


06.09.2017

Торгово-политическая повестка ЕАЭС изменилась, заявила в среду на Восточном экономическом форуме (ВЭФ) во Владивостоке министр торговли Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) Вероника Никишина. От развития свободной торговли вглубь через все ступеньки в пяти странах — России, Казахстане, Беларуси, Кыргызстане и Армении — ЕАЭС переходит к интеграции вовне.

Кроме уже действующего соглашения о зоне свободной торговли с Вьетнамом, ЕЭК запустила семь новых переговорных процессов о различных соглашениях. Сейчас переговоры идут с Египтом, Израилем, Индией, Ираном, Китаем, Сербией и Сингапуром. Процесс начался полтора года назад, но развитие ситуации в мире за последний год подтвердило правильность выбранного подхода, считает министр.

США: такие внезапные, такие непредсказуемые

Какие же изменения во внешнеэкономической среде продиктовали необходимость такой смены курса?

 Еще год назад, в том числе и на предыдущем Восточном экономическом форуме, повестка ЕАЭС была совсем другой. Эксперты обсуждали в основном систему правил ВТО, возникшие за последние десятилетия сети двусторонних соглашений и новые мегаблоки — Транстихоокеанское и Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерства. Главным вопросом был тот, как эти мегаблоки могут повлиять на интеграционные процессы в ЕАЭС, не вызовут ли они эрозию традиционных правил ВТО.

 

Но за минувший год в мировой торговле были четко сформулированы и уже реализуются новации, игнорировать которые невозможно. Речь об инициативах одного из крупнейших игроков в Азиатско-Тихоокеанском регионе — США.

Каковы эти тенденции? Во-первых, Соединенные Штаты заговорили о "справедливой торговле". По версии "наших американских партнеров", это такая структура торговли, при которой баланс интересов складывается в пользу США.

Вторую новацию ввели тоже Штаты, начав два расследования против импорта стали и алюминия изо всех стран. Но эти расследования идут не по классической антидемпинговой схеме. Теперь Вашингтон ориентируется на "национальную безопасность" — термин, ранее не применявшийся им в международной торговле. Приостановка участия США в некоторых торговых мегаблоках — это тоже признак изменения того тренда, который казался необратимым еще год назад.

Зонтик большого евразийского партнерства

Но изменилась не только глобальная мировая экономическая повестка — стремительно меняется и экономика Евразии. Впервые озвученная четыре года назад председателем КНР Си Цзиньпином идея создания Экономического пояса Шелкового пути стремительно развивается. И для реализации этого проекта, среди прочего, Китай заключает двусторонние инвестиционные соглашения, участвует в инфраструктурных проектах в странах ЕАЭС.

 

Многие российские эксперты сначала с опаской смотрели на китайский проект — не замедлит ли он интеграционные процессы в набирающем обороты ЕАЭС, не попадут ли наши страны в китаецентричную воронку?

"Поняв, что китайский проект несет определенные преимущества и для России, и для наших соседей, мы пришли к выводу, что нужно найти равновесную конструкцию, — говорит посол РФ в КНР Андрей Денисов. — Так родилась идея сопряжения ЕАЭС и китайского "пояса". Буквально в марте 2015-го эта идея была озвучена, а в мае того же года она попала в политический документ — совместное заявление Си Цзиньпина и Владимира Путина".

С тех пор Россия и Китай, в том числе стараниями ЕЭК, далеко продвинулись в реализации этой идеи, и не за горизонтом — выход на завершение работы над соглашением между ЕАЭС и Китаем, уверен посол.

Что это будет за соглашение?

"Это зонтичный проект. Проект интеграции интеграций, — уверен президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин. — В новой мировой системе координат, в эпоху новых торговых войн проект большого евразийского партнерства может иметь уравновешивающий эффект".

По словам Шохина, если мы "будем подтягивать друг к другу" все интеграционные группировки, то сможем двигаться по двум направлениям. Во-первых, продвигать проекты, которые будут увязывать эти группировки; во-вторых, сближать сами институты, процедуры и механизмы взаимодействия между ними.

Семеро разных: как идут интеграционные переговоры

Идея большого евразийского партнерства возникла не на пустом месте, уверен Андрей Денисов. Этому способствовали процессы сопряжения ЕАЭС и китайского "пояса", а также упомянутый министром торговли ЕЭК Вероникой Никишиной процесс расширения союза не вглубь, а вширь.

Причем в переговорных процессах с семи странами ЕЭК осознанно не ориентируется на какое-то типовое соглашение. С каждым из партнеров — индивидуальный формат договоренностей. В случае с Индией, например, по словам Никишиной, речь идет о полномасштабном соглашении о свободной торговле товарами со всеми элементами снижения пошлин. А ключевым элементом соглашения с Сингапуром будет торговля услугами и инвестиции. В случае Кореи, Японии, Монголии, Ирана — тоже совершенно разные форматы взаимодействия.

Наибольшая отдача от подобных соглашений, по мнению президента фонда "Центр стратегических разработок" Павла Кадочникова будет, если на переговоры мы будем выходить вшестером: пять стран ЕАЭС плюс ЕЭК. И эти переговоры, по его мнению, не должны быть исключительно чиновничьими: на них должны присутствовать представители бизнеса.

"Для нас большое евразийское партнерство — это очень многообразная ткань различных вариантов сотрудничества: от снижения пошлин до реализации проектов совместного интереса", — говорит Вероника Никишина.

 
Этот интерес, по ее мнению, складывается из национальных соглашений пяти стран союза, заключаемых, например, с Китаем. Он позволяет двусторонним соглашениям, не конкурируя, образовывать одну большую цепочку от Китая через ЕАЭС до Европейского союза.

"Для нас это большой вызов. Но и большое окно возможностей… Если мы поборем национальную бюрократию и будем вместе работать на результат, это будет нашим большим конкурентным преимуществом, потому что мы сможем вмонтировать самостоятельное объединение, которым является ЕАЭС, в большое евразийское партнерство, совместив интересы всех стран на взаимовыгодной основе", — уверена Вероника Никишина.

Переговоры, которые ведет сейчас ЕЭК, поддерживают национальные правительства наших стран, говорит первый заместитель председателя правительства РФ Игорь Шувалов. Он отметил, что наиболее важный сейчас проект — это договоренность с Китаем, ответственность за который лежит на национальных правительствах.